Экстрим на одного

TravelWeekly, 07.11.2018

Как отвлечься от обыденности и познакомиться с настоящими сибиряками

Известный сибирский путешественник Андрей Абвгат совершает захватывающие одиночные походы по дремучей тайге, через непролазные буреломы. В интервью он рассказал о Сибири и настоящих сибиряках, опасности одиночных походов и о том, как правильно вести себя в тайге, чтобы выжить.

Я рос в активной, спортивной семье.

Дома были веревочная лестница, турник, кольца и у каждого свой велосипед. Учился в городе, а на каникулы ездил в село. Сибирские деревни расположены прямо в лесах. В лес мы ходили с детства, о клещах даже не думали, да и ловили их на себе редко.

В «Столбах» — это заповедник в Красноярском крае — бывал с младенчества, примерно с тех пор, как научился уверенно стоять на ногах.

У железной избы в тайге

В институте получил первый горный велосипед — тогда велодвижение еще только зарождалось у нас. Ездил в велопоходы с красноярскими энтузиастами в Хакасию, Кемеровскую область. Сначала группой, затем все возвращались домой, а я в одиночку продолжал путешествие по пять-семь дней с палаткой.

Впервые об одиночном походе серьезно задумался после выходных в поселке Приисковый в Хакасии.

Горы, озера невероятной красоты. Отвлекаешься от обыденности. Тайга, медведи меня не пугают. Я занимался велоспортом — кросс-кантри, и воли у меня было хоть отбавляй: не сомневался, что физически справлюсь.

Первый поход долго откладывался из-за отсутствия снаряжения и по каким-то другим обычным причинам, но осенью 2012-го я наконец-то собрался. Приобрел в кредит фотоаппарат, чтобы на память хоть что-то осталось, какие-то ботинки купил, что были по карману, и 1 сентября пошел.

Три дня в заповедной и абсолютно дикой среде. Боролся с усталостью, голодом, жаждой, но был спортивный азарт, хотелось пройти быстрее. Даже привалов на перекус почти не делал.Тайга оказалась по плечу.

Ты там сам за себя, целиком и полностью принадлежишь лесу, диким зверям и буреломам. Это заставляет соблюдать определенные правила, чтобы не быть убитым медведем или не сгинуть в непролазных чащах и шурфах. Все это очень подкупало, был адреналин и удовольствие от осознания того, что я это сделал!

Сибирь для меня — это короткое лето, свобода передвижения, места, где можно легко уединиться, и зимние холода.

В этом году до минус 51 температура опускалась. Городские сибиряки — это в основном люди, погрязшие в рутине. Не добрые и не злые, с сильно развитым чувством собственной правоты. Интересных, по-настоящему интересных людей я встречал не в городе, не в инстаграме, а на таежных кордонах и лесных заимках. Они отличаются от общей массы сибиряков. Не могу объяснить чем. Нужно пообщаться, пожить и понять таких людей. Они – настоящие.

Если что-то случится, никто не поможет. Или помощи придется ждать слишком долго. Лучше рассчитывать только на себя и быть осторожным во всем: в еде, ходьбе, резких движениях. До ближайшего места встречи с человеком – сорок километров, а вокруг трава в три метра высотой, плотный бурелом, и в нем слышно фырканье медведицы, отгоняющей человека от медвежат.

Впрочем, медведи — это, пожалуй, меньшая из опасностей тайги. Гораздо страшнее те же клещи или камень, который упадет на голову.

Да и утонуть очень просто или заблудиться. А с медведями ты хотя бы знаешь, как себя вести. Нужно очень громко кричать, чтобы они слышали тебя издалека и разбегались.

Вот с остальным сложнее. Крыша может поехать запросто. Главное, осознать это и не допустить. Не кормить свой страх и делать все по таежным правилам.

В тайгу можно ходить и с друзьями, но ощущения не те. Чрезмерное чувство безопасности возникает, теряешь внимание.

Позволяешь себе перепрыгивать с камня на камень в речке, яростнее ломать сушины на костер, не боясь свалиться и разбить голову или повредить руку. То есть меньше контролируешь происходящее, расслабляешься. Адреналин не тот.

Одиночество — очень важный момент моих походов. Только ты. Сам за себя. Ты за все в ответе.Зимой однозначно опасней. Мороз, снег, передвигаться порой даже на лыжах крайне затруднительно. Снега бывает по пояс.

В таежных камусных лыжах (подшитых шкурой животных) проваливаешься глубже, чем по колено, идти очень трудно. А ведь нужно еще позаботиться о ночлеге, комфортном и безопасном. Ладно, если знаешь избушку охотников или промысловиков ореха, где можно переночевать с относительным комфортом. Дрова заготовить, стоя на лыжах, на всю ночь да в одни руки — непростое занятие.

Швыряю камень в заполненную водой трещину ледника. г. Фишт Главный Кавказский хребет, сентябрь

Все это выматывает очень сильно. А летние походы кайфовые. Они легче, проще, больше свободы и ходового времени (световой день дольше), меньше теплых вещей и нет ненавистной волокуши (санки, в которых тащишь по снегу палатку, печку, еду, чтобы разгрузить рюкзак). В первой половине июня в Сибири особенно хорошо — мало травы, а от клещей — репеллент.

И в зимнем, и в летнем походе в тайге нужно вести себя правильно: аккуратно двигаться, предусмотреть заранее основные возможные проблемы и опасности.

Это нарабатывается с опытом. Я настоятельно рекомендую брать с собой полностью заряженный телефон и проверенный внешний аккумулятор — для подачи сигнала SOS поисковым отрядам и спецслужбам.

Как показывают сводки новостей, все беды начинаются именно с того, что разрядился телефон. Новички обычно редко попадают туда, где не работает экстренный номер 112. А остальное — по опыту.

Сеанс спутниковой связи. Главный Кавказский хребет, сентябрь

Крайне желательно в холодное время года иметь ходовой и стояночный комплекты одежды. Особенно сменные носки — зимой это наиболее актуально. За десять минут можно замерзнуть до такого состояния, что пальцами не пошевелить.

Промокнуть в походе ничего не стоит как от пота, так и от дождя или падения в воду. В первую очередь страдают ноги. Любая обувь рано или поздно промокнет, нужно быть к этому готовым.

Одиночный туризм главным образом тренирует волю, силу духа и умение включать голову, да так, что обычные бытовые проблемы по возвращении из леса кажутся пустяком.

ria.ru

Источник

Материалы по теме