Олеся и Александр Мазалецкие-Дегтяревы из деревни Мухино Ярославской области развивают сельский туризм в глубинке, создали уникальную деревню-музей Тыгыдым

TravelWeekly, 25.02.2019

Мы с супругом более 13 лет трудились в сложных сферах юриспруденции: я работала в арбитражном суде, а муж был адвокатом, специализирующемся на уголовных процессах. В определенный момент мы почувствовали серьезную профессиональную усталость, когда душа требовала перемен. Сильнейшая любовь к истории у нас была всегда. Если наши друзья предпочитали поездки за границу, то мы с мужем любили путешествовать по России, смотреть небольшие деревеньки, соприкасаться с сельским бытом. Наше погружение в сельский туризм предопределил случай. Вот как это произошло.О жеребце Паше На рождение дочери муж мне подарил коня. Это была мечта всей моей жизни! Конь был очень дорогой, исключительной породы – ганноверский жеребец. Однако что с ним делать и как его содержать, у меня не было представления. Мы определили его в одну из конюшен, навещали и оплачивали необходимые расходы. Но случилось страшное: Пашу очень сильно покалечили. Произошло это так. Во время одного из занятий я упала и получила серьезную травму – была сломана седалищная кость. Я не могла сидеть, и муж носил меня на руках, ситуация осложнялась еще и тем, что нашей дочери было всего полгодика. В результате почти полтора месяца я вообще не показывалась на конюшне. Когда же после такого длительного перерыва мы увидели Пашу, то пришли в ужас: он был настолько покалечен, что мы его не узнали. Паша – жеребец с норовом, это вообще нормальное явление для породистого скакуна. В мое отсутствие за ним очень плохо ухаживали, даже не выводили на прогулки. Он начал проявлять характер, а усмиряли его, как оказалось, палками, причем били по ногам самому больному месту у лошадей. Более того, вся шкура у него была покрыта кровяными ранами, как нам потом сказали знающие люди, было впечатление, что «о него тушили окурки». После увиденного у нас случился какой-то внутренний надрыв. И мы приняли решение о кардинальных переменах.О выборе местаМы начали искать место, куда можно было переехать. Муж очень любил местечко Пошехонье в Ярославской области. Это такой заброшенный уголок, как раньше говорили «медвежий край». Красота там была просто неимоверная, потому что вокруг было очень много воды. Когда мы туда поехали, то у нас появилась идея построить рядом с основным домом еще один, который можно было бы сдавать туристам. У мужа сразу возникло желание не просто построить обычные каркасные дома, а сделать копии старинных. Тогда мы продали часть нашего имущества: квартиру в Москве и дорогой автомобиль. Полученные деньги, где-то около 10 миллионов рублей, мы вложили в строительство домов в Пошехонье.О недобросовестных строителях На вырученные деньги мы закупили необходимые материалы и отвезли их в чистое поле, где решили развернуть строительство. Ни воды, ни электричества, ни прочих удобств у нас там не было. Мы наняли бригаду, но просчитались – люди оказались нечисты на руку. Наняли и сторожа, который должен был присматривать за стройматериалами, но он ими же и торговал. Доходило до такого, что мы с ним разговариваем, а в это время в лесу стоит загнанный трактор, нагруженный нашими досками. В результате строительство остановилось, потому что у нас просто не хватило денег на его продолжение. В таком виде наш «недострой» простоял почти 1,5 года, пока мы не приняли решение доводить начатое до конца своими силами. Поначалу муж все строил сам, а потом мы наняли еще одну бригаду с условием сдачи готового дома к 1 мая 2014 года. Они нам отправляли фотографии сделанных работ, а мы перечисляли за это им деньги. Вроде бы стройка наша шла к концу, но когда мы приехали 1 мая, чтобы заселиться в готовый дом, оказалось, что наши работники уже 1,5 месяца там не показываются. Окна вроде стояли, но когда мы заселились, примерно через неделю при первом же сильном ветре они у нас просто выпали. С таких нерадостных событий и началось наше покорение вершин сельского туризма.О хороших и плохих соседях Первый год на новом месте мы жили в фантастических условиях: у нас не было воды, канализации и прочих средств цивилизации. Для нас это было очень тяжело как для городских жителей, привыкших к определенному уровню жизни. Вот представьте: мы зимой мылись на улице, потому что о бане и речи быть не могло. Да и местные жители нас принимали очень по-разному. Есть несколько семей, которые до сегодняшнего дня нас поддерживают. Это такие важные люди в деревне, например, одна женщина – бывший председатель колхоза, другой дедушка – просто очень авторитетный в деревне человек. Они нас всячески поддерживали – забирали в баню каждую неделю, позволяли воспользоваться стиральной машиной и многое другое. А были и другие люди, которые встретили нас лютой ненавистью. Напившись, шли драться, угрожали нам…О первой и очень серьезной победе 1 мая 2015 года мы приняли первых туристов. Тыгыдымский конь и вся история нашей деревеньки Тыгыдым была придумана на новогодних праздниках с 2014 на 2015 год. А летом этого же года мы рискнули выдвинуть наш проект на самую престижную российскую премию в области туризма Национальную премию Russian Event Awards. И мы решили попробовать свои силы в номинации «Лучшее детское событие» с программой «Тайна Тыгыдымскго коня». В числе конкурентов у нас были гиганты туриндустрии с миллионными бюджетами: Летний сад в Санкт-Петербурге с детским праздником на 10 тыс. гостей, Великие танцы Кавказа… и мы. Когда нам задали вопрос, какой у нас бюджет, то нам и ответить было нечего, потому что наш бюджет был нулевым! А когда речь зашла о реквизите, то мы признались, что деревенские свалки – кладезь замечательных и редчайших вещей! На нас смотрели с недоверием и интересом: откуда мы такие взялись чудные? Когда же вопреки всему мы получили первое место в России как лучшее детское событие, это было что-то из разряда фантастики! Мы просто не верили в случившееся. Да и не мы одни в Пошехонской администрации случилось страшное – у них зародилась зависть к нашему успеху. Несмотря ни на что, в нашу Тьмутаракань по бездорожью поехал турист. Был случай, когда к нам приезжала китайская группа из 45 человек. Это было весной, по распутице, и для того, чтобы их к нам доставить, пришлось заказать вездеход. На нем приехал очень колоритный дедушка в ушанке, что для китайских гостей стало потрясением. По территории они ходили в бахилах, а после всего увиденного сказали: «Мы думали, что знаем, что такое , но оказалось, что это не так!».О смене местаНаши успехи стали серьезно огорчать Пошехонскую администрацию. Зависть – страшное чувство, поэтому нас решили выжить с территории Пошехонского района. Они предприняли очень много попыток, все это мы переживали тяжело. Было порядка 20 судебных процессов в отношении нас. Тяжбы и лишнее беспокойство очень мешали, потому что нужно было заниматься туризмом, а не ходить по судам. Надо отдать должное, что в противовес действиям администрации выступили местные жители, которые нас стали всячески защищать. На момент всех этих злоключений у меня уже была страница в Фейсбуке, о нас знали практически все крупнейшие представители туротрасли России. И тогда я написала пост, что мы больше не можем, если кто-то готов нас забрать к себе, то мы рассмотрим предложения. И тут нас начали звать со всех уголков России: от Зауралья до Крыма. Такого интереса мы, конечно, не ожидали. Самые конкретные предложения поступили нам от представителей Ярославского взморья – они сразу же предложили нам землю в собственность. С этого и началась наша новая жизнь.О жизни на новом месте 31 августа 2017 года мы разобрали первый дом для переезда, а 1 января 2018 года мы приняли первых туристов на новом месте – в Рыбинском районе Ярославской области. За этот небольшой промежуток времени нас посетило 8 тысяч человек.Мы создали артель в деревне Тыгыдым, а еще мы создаем музеи. Мы с мужем всегда говорим, что мечтаем музеями. Наша главная идея – создать деревню со всеми уголками ее жизни. У нас есть мелочная лавка – это лавка, в которой продаются наши сувениры, они полностью аутентичные. Лавка эта новая, но она воссоздана под старину: арочные окна, крыша, покрытая дранкой. Мы разработали и специальную экскурсию в лавку. У нас есть часовня Петра и Февронии, молебны в которой служит самый настоящий батюшка из Рыбинской епархии. А 8 июля 2019 года, в День Петра и Февронии, мы планируем открыть небольшую колокольню. Наша главная цель – стать носителями деревенского быта, потому что академические музеи уходят в прошлое.О Музее утраченных ремесел У нас есть территория, которая называется Музей утраченных ремесел. Это территория амбара, где размещен старинный драночный станок. На сегодня это единственный в России действующий драночный станок. Он был найден на свалке в плачевном состоянии – детали были разрозненные из-за того, что все деревянные составляющие сгнили. Шесть месяцев потребовалось, чтобы привести его в рабочее состояние.Еще один наш проект – Музей нужного дела, по сути, это музей нужника. Мы будем рассказывать о его появлении, этапах развития и о том, как в результате это стало туалетом в современном понимании. Это настолько закрытая тема, о которой известно крайне мало. Еще мы планируем создать Музей свечного дела, дегтярню и портомойню (место, где стирали портянки).Еще у нас есть Музей крестьянской кухни. Он расположен в большом старинном доме, где у нас проходит экскурсия «Бабий кут», где мы рассказываем полностью о быте и укладе наших предков. Теперь, наверное, вы понимаете, почему мы «мечтаем музеями»?О работникахСейчас очень мало осталось мастеров, умеющих работать по старинным канонам. Есть у нас мужики из Пошехонья. Как-то раз был случай: часть работы они сделали и пропали. Оказалось, что ушли в загул. Неделю прокутили и опухшие приехали работать снова.Персонал мы нанимаем по-разному. Неподалеку от нас есть крупное село, куда мы периодически ездим в магазин. Несколько раз подряд у этого магазина нам попадался очень колоритный дедушка – при магазине он дворничал. Я на него смотрела-смотрела и решила – надо его забрать к себе на работу. Сказано сделано. Муж смеется: «Ну и кем он у тебя работать будет?». А я отвечаю: «Он сам собой работать будет, и мне больше от него ничего и не надо!». Приехали к нему домой, видим, у него внучка молоденькая с малышом на руках. Я ей говорю: «Пойдешь к нам работать?». Она отказываться не стала. Так мы и ее к нам на работу взяли. Или в лавке будет сидеть, или смотрителем станет, а если будет смышленая, то может и в экскурсоводы ее определю.А вообще мы выкладываем объявления на специализированных сайтах по поиску работы. Вот разместили на Авито вакансию экскурсовода/разнорабочего – за неделю ни одного звонка не поступило. И заработная плата у нас в среднем 20 тысяч рублей. Для деревни это очень неплохие деньги, а все равно никто не идет. Так что не верьте, если говорят, что в деревне работы нет! О вдохновении друг другом У нас с мужем у обоих третий брак. Мы уже почти десять лет вместе и откровенно считаем, что Бог нас свел для определенной задачи. И вдохновение, и интерес к жизни мы черпаем друг в друге. Еще мы заряжаемся совместным делом. Ну и, конечно, хорошие люди, которые нас поддерживают – чем не повод для вдохновения?О планахНаша деревня Тыгыдым – выдуманная, но у нас есть буквально план Барбаросса – мы хотим сделать деревню настоящей, то есть настоящим населенным пунктом с одноименным названием. Нас в этом поддерживает Правительство Ярославской области, осталось только заручиться поддержкой федерального Правительства, и наш план будет воплощен в жизнь! Вот такие у нас амбициозные планы.Источник

Источник

Материалы по теме