Плоды любви и сабля на обед

TravelWeekly, 21.01.2011

Вспучилось, закипело синее море, вздыбилось океанское дно, разверзлась твердь земная, излилась раскаленная лава… И появился новый остров. С тех пор минули миллионы лет, замерли обессиленные вулканы, затихли изнуренные стихией недра. Кажется, что на бурное созидание природа растратила все силы и теперь нежится в колыбели волн, наслаждаясь своим творением. В 1419 году на остров впервые высадились португальские моряки. Тогда его покрывали непроходимые заросли, за что он и получил имя Мадейра, то есть Лесной. Сегодня сильные потрясения здесь если и случаются, то это по большей части чувства, испытываемые людьми от приятных открытий.

Увенчанный лаврами
Мадейра — самый большой остров одноименного архипелага в Атлантическом океане. По размеру он невелик — 22 километра в ширину, 57 километров в длину, однако измерять площадь простым арифметическим умножением в данном случае было бы неправильно. Христофор Колумб на вопрос испанской королевы, как выглядит этот остров, скомкав лист бумаги, протянул его на ладони и ответил: «Вот так!» Рожденная вулканами, Мадейра подобна шагреневой коже, вся изрезана скалистыми гребнями и глубокими распадками, а крутые обрывы, зачастую подступая к воде, отвесно ныряют в океанскую глубь.

Несмотря на горный ландшафт, остров буквально утопает в зелени. Почти половина его территории покрыта лесами. Трудно поверить, что когда-то здесь семь лет бушевали пожары. Чтобы пробиться к источникам пресной воды, которыми изобиловали внутренние районы, колонизаторы подожгли непролазные дебри. К счастью, огонь уничтожил не всю растительность. Сегодня уникальный мадейранский лес Лауриссилва (от лат. «силва» — лес и «лаурис» — лавр) признан ЮНЕСКО Всемирным природным достоянием. Кроме лавровых деревьев здесь растут и громадные можжевельники, и древовидные папоротники. Такие реликтовые леса, в доледниковый период покрывавшие всю Европу, сохранились только в Макронезии, частью которой и является Мадейра, где ими занята самая большая площадь — около 22 000 гектаров.

Водными тропами
Первые поселенцы завезли на остров сахарный тростник и виноградную лозу, а чтобы доставлять воду к быстро разросшимся плантациям, начали прокладывать специальные оросительные каналы — левадиш. Со временем они образовали хитроумную ирригационную систему, плотной сетью опоясывающую склоны.
Общая протяженность таких арыков более 2000 километров, некоторые из них существуют с XVI века. Теперь это одна из главных местных достопримечательностей, а прогулки по левадам — популярное туристическое развлечение. Вдоль них проложены маршруты разной сложности. По водным тропам можно проникнуть в самые потаенные уголки, куда не проехать на машине. Например, знаменитая левада Rabacal проходит через лес Лауриссилва, в окружении необыкновенной растительности третичного периода. Одна дорожка здесь ведет к водопаду Ришко, устремляющемуся вниз с высоты 100 метров, другая заканчивается долиной 25 фонтанов, где взору предстает голубая лагуна в окружении скал, по которым струятся многочисленные источники.

С миру по цветочку…
В XV веке Мадейра прославилась на всю Европу как главный поставщик сахара, считавшегося тогда роскошью, и благодаря сладкому производству стала богатейшим краем. Белое золото привлекало на остров множество торговцев, разрастался и расцветал портовый город Фуншал. Сюда перебирались знатные португальские и английские семьи, возводили виллы, обустраивали усадьбы, разбивали сады. Заселяли в основном более теплое южное побережье. Такая диспропорция сохранилась до сих пор. Сегодня численность островитян — 300 000 человек. Из них около половины проживают в столичном Фуншале и окрестностях. Здесь же в основном останавливаются и туристы.

Фуншал очень красивый город, но особенно живописна его старая часть, пленяющая своей кукольной аккуратностью. Опрятные светлые домики с темной окантовкой по контурам фасада и окон, узкие улочки без тротуаров, ковровые мостовые, «вытканные» традиционной каменной мозаикой, и всюду цветы и зелень. Над клумбами райской птицей парит стрелиция — символ Мадейры. Между зданиями полыхают ярко-оранжевыми цветами огненные деревья. Резные листья раскидистых пальм соперничают в изразцовом искусстве с узорным литьем чугунных балкончиков.

Растения сюда привозили со всего света, и они прекрасно прижились, постепенно распространяясь по острову. Теперь он цветет круглогодично, благо климат тому способствует. На Мадейре не бывает ни жарко, ни холодно: в августе плюс 23-25, в декабре — плюс 17-19. Не зря ее прозвали островом вечной весны.
Сами островитяне шутят, что живут на клумбе. А ботанические сады на горе Монти, возвышающейся над Фуншалом, — одна из главных местных достопримечательностей. Здесь можно увидеть и кусочек Лауриссилва с реликтовыми лаврами и гигантскими, высотой в несколько метров папоротниками, и мадеиранские эндемики вроде трехметрового куста черники, и растущие в естественных условиях орхидеи, канны, глицинии, и фруктовые экзоты.

Эх, залетные!
Подняться на Монти удобнее всего на фуникулере. Его станция расположена в историческом центре, недалеко от рынка. Канатный путь тянется над ущельем, по дну которого змеиными кольцами вьется дорога. Из застекленной восьмиместной кабины открываются фантастические виды на Фуншал, амфитеатром спускающийся к океану, на залив, усеянный разномастными судами, на бесконечную водную синь, сливающуюся с горизонтом.
Стоимость поездки — 10 евро в одну сторону, 15 — туда и обратно. Однако не спешите сэкономить. Вы наверняка соблазнитесь умопомрачительным местным аттракционом и назад пожелаете спуститься в плетеных салазках. Их называют тобогганами или кару ду сешто(carro do cesto), что в буквальном переводе значит «автомобиль-корзина».

Возки крепят на деревянные полозья, что для россиян не в диковинку, вот только у нас на санях катаются по снегу, а здесь по гладко наезженному асфальту. Два крепких молодца разгоняют тобогган и всю дорогу придерживают резвый кузовок, который так и норовит вильнуть в сторону. Если бы не «водительский» опыт возниц, столкновение с забором на узкой извилистой улочке было бы неизбежно. Тормозят они ногами, поэтому обуты в специальные прочные ботинки на толстенной резиновой подошве, но даже ее хватает лишь на год.
Когда-то кару ду сешто использовали для перевозки урожая, а людей в них додумались катать в конце XIX века. С тех пор саночный извоз стал прибыльным местным бизнесом. Экзотический оказался весьма притягательным развлечением для туристов. Поездка стоит 25 евро. «Корзина» рассчитана на двух седоков, соответственно, расход они делят пополам.

Четырехкилометровую трассу тобогган пролетает за 15 минут. На финише каждому пассажиру предлагают уже готовую (когда успели!) фотографию, на которой он запечатлен в один из самых острых моментов спуска. Уникальный кадр — и всего за десять евро.

Плоды любви и шпага на обед
Кроме пышной природы Мадейра поражает и разнообразием экзотических плодов. Особенно впечатляют местные гибриды, растущие только здесь: неспера (нектарин и айва одновременно), анона (зеленая шишка с нежной мякотью, похожей на сливочный крем), фрута де делиция, известная под кодовым названием «бананас». На вкус — смесь двух фруктов, словно кто-то любовно скрестил банан и ананас. По виду нечто среднее между крупным огурцом и еловой шишкой.

Попробовать и купить диковинные плоды можно на фуншальском рынке Меркаду-душ-Лаврадориш, где фруктово-овощные ряды занимают целый этаж. Стоят «еловые огурцы» недешево — порядка десяти евро за килограмм, а хранятся плохо. Даже если взять неспелый плод, он быстро дозревает: дня через три толстая шкурка начинает отставать от плодоножки, рассыпаясь зелеными шестигранными чещуйками.

Помимо фруктов на Меркаду-душ-Лаврадориш торгуют роскошными цветами и, конечно, морскими дарами. В рыбный зал лучше прийти с утра пораньше, когда на прилавках красуются неразделенные туши огромных тунцов, охапки еще не чищенных эшпад, черными лентами свисающих со столов. «Страшная, длинная, черная, зубастая, с выпученными глазами» — так островитяне описывают эту рыбу приезжим. Но жареную эшпаду здесь очень уважают и, когда едят, трогая себя за мочку уха, непременно нахваливают: «Гуштозо (вкусно)». Нежное филе Peixe-espada считается местным деликатесом.

Вообще, рыба-сабля (или шпага) обитает в субтропических водах Тихого и Атлантического океанов, но только около Мадейры водится черная эшпада. Главный центр по ее добыче — расположенный в восьми километрах от Фуншала Камара-де-Лобуш. Своими живописными пейзажами этот типичный рыбацкий городок в свое время полюбился Уинстону Черчиллю, который отдыхал на острове в 50-е годы прошлого века и рисовал здесь свои картины.

Источник

Материалы по теме