Рускеала подземная

TravelWeekly, 30.03.2017

В горном парке Рускеала, что под Сортавалой в Карелии, подготовили новый , подобного которому, пожалуй, нет в России. Речь идет о путешествии по подземным мраморным пещерам. Пока он работает в тестовом режиме, идут последние доработки. Для туристов откроют к майским праздникам. Корреспонденту СПб ведомостей одним из первых посчастливилось увидеть подземное восьмое чудо света.- Два с половиной века здесь добывали мрамор, сначала открытым способом, затем на протяжении ста лет – закрытым, то есть под землей, – рассказал один из организаторов нового маршрута, спелеолог, председатель комиссии экоэффективного туризма Ленинградского областного отделения Русского географического общества Антон Юшко. – Штольни появились на рубеже XIX – XX веков. В них брали мрамор для переработки на известь. А вот то, что добывали открытым способом, шло на облицовку Исаакиевского собора, Мраморного дворца и других петербургских архитектурных шедевров.Спелеологам, любителям подземелий, а также всевозможным экстремалам эти заброшенные мраморные штольни были известны довольно давно. Однако на то, чтобы обустроить пригодный и, главное, безопасный для туристов путь, ушло несколько лет.- В нашей стране нет регламента, определяющего работу подобных подземных экскурсионных маршрутов. Мы во многом первопроходцы. И кроме того, собираемся стать опытной площадкой для Политехнического университета, Института геологии, других вузов и научных учреждений, – поясняет Олег Бакум, заместитель гендиректора компании Колмас Карелия, которая занималась осуществлением этого проекта.На входе в подземелье возвели специальный бетонный короб-вестибюль, который как бы вгрызается внутрь скалы и предваряет вход в штольни. В подземные туннели провели электрическое освещение, сделали удобные бетонные дорожки. В остальном все осталось аутентичным, как будто бы горные мастера только вчера ушли отсюда. На стенах кое-где даже видны маркшейдерские метки.- Здесь особый стык природной и антропогенной среды, – говорит Антон Юшко. – Под нами – три горизонта добычи мрамора, над нами – два. Месторождение уходит еще на пятьсот метров в глубину, оно далеко не исчерпано… Долгое время мрамор здесь добывали вручную. Мастера использовали специальный длинный бур: один держал, другой бил по нему кувалдой. В десятки отверстий закладывали пороховые, а позже – динамитные заряды. Таким образом откалывали большие куски. В штольнях видны следы этого труда. Он был очень вредным для здоровья, долго здесь не выдерживали. Постоянная пыль, влажность, перепад температур, шум…Мы двигаемся по туннелю к развилке, где сходятся две штольни.- Здесь решалась судьба подземного маршрута, – рассказывает Юшко. – Было неясно, удастся ли нам пробить большой завал, образовавшийся то ли в результате взрыва в середине ХХ века, то ли еще раньше: точной информации до сих пор нет. Два года ушло на разборку мраморных глыб, после чего удалось расчистить путь – мы называем его туннелем спелеологов.И вот, наконец, мы в святая святых рускеальского подземелья – Большом мраморном зале. На самом деле это глубокое подземное озеро. А в центре зала своды над головой как будто бы раскрываются, образуя огромное окно, сквозь которое видны небо и лес по краям мраморного каньона.- Говорят, что эта часть свода толщиной несколько метров обрушилась в 1930-х годах. Одни утверждают, что в здешних краях было землетрясение, другие – что при добыче мрамора заложили слишком большой заряд, вот свод и не выдержал, – поясняет Юшко.Мы идем по вмерзшим в лед металлическим наплавным дорожкам. Когда он растает, дорожки будут держаться на специальных поплавках. Под нами – десять метров подводного пространства, прочно скованного льдом. Стены подсвечиваются прожекторами, они меняют цвет, и мраморная пещера все время приобретает разные оттенки – то зеленоватый, то синий, то красный. И все краски отражаются еще и в ледяном зеркале… Феерическая картина!Посреди этого царства снежной королевы прямо на ледяной поверхности – модель Исаакиевского собора, тоже выполненная изо льда. Молодые петербургские художники во главе с Василием Ануфриевым создали модель неосуществленного Исаакия, спроектированного Антонио Ринальди в 1760-х годах. Кстати, Ринальди первым из великих зодчих лично побывал в Рускеальских мраморных каменоломнях. Затем по его стопам последовали Андрей Воронихин и Огюст Монферран.- Модель собора растает в середине мая, – с сожалением говорит Антон Юшко. – А вообще отдельные глыбы льда будут плавать в подземном озере еще до конца июня. Тут другой климат: если на поверхности 25 градусов тепла, здесь не больше десяти. Вообще же летом и зимой тут все выглядит по-разному, поэтому сюда хочется возвращаться снова и снова.Источник:spbvedomosti.ru

Источник

Материалы по теме