«Туризм надо развивать для местных». Мнение: Мария Свиридова, «Роза ветров»

TravelWeekly, 29.05.2019

«Нижнему Новгороду, по большому счету, все равно, будут ли в регионе развивать круизный и религиозный туризм: на доходах нашего города это никак не скажется».Почему Нижнему Новгороду не нужны океанариум на Бору и Ледовый дворец на Стрелке, и какой музей был бы интересен и для нижегородцев, и для гостей города?Об этом «Деловому кварталу» рассказала Мария Свиридова, бессменный руководитель нижегородской туристической «Роза ветров».— Мария Юрьевна, сейчас активно обсуждают способы, как привлечь побольше туристов в наш регион. Какие у вас, как у представителя отрасли, есть идеи на этот счет?— Идей много. Но для реализации любой идеи нужно финансирование, которое необходимо заложить в бюджет. А бюджет формируется в соответствии с программами и стратегиями. Значит, идеи должны войти в эти документы. Проблема в том, что при их подготовке вместо того, чтобы спросить местный бизнес и местных специалистов, приглашают сторонних экспертов, которые за немалые деньги пишут, не побоюсь этого слова, всякую ерунду. Потом мы всем миром за это голосуем — и в итоге хватаемся за голову, потому что выполнить все написанное невозможно.Ближайший пример — «Стратегия социально-экономического развития до 2035 года», принятая в сентябре 2018-го. О документе в целом судить не берусь, но вот раздел «Туризм» явно написан дилетантом. В нем либо констатация очевидных вещей, либо предложения, которые не могут быть реализованы в принципе, или их реализация затратна, но желаемого экономического эффекта не принесет.Например, говорится о развитии религиозного туризма и восстановлении церквей и монастырей. Даже конкретные монастыри перечислены в большом количестве. Но если вы посмотрите, где эти объекты на карте Нижегородской области и в каком они сейчас состоянии, то поймете, что до этих храмов (за исключением двух-трех и без того посещаемых объектов) ни один турист в жизни не доедет. К слову, и туристическая привлекательность у многих объектов нулевая. Другой пример — круизный туризм.— А с ним что не так?— Круизный туризм — хорошее дело, но судовладельцы (кроме « ГАМА») приписаны не к Нижнему Новгороду. То есть доходы от круизных судов идут в Москву или Самару. Нам остаются какие-то деньги за пользование причальной стенкой, обслуживание теплоходов, но это не то, ради чего стоит вкладывать бюджетные средства.— А экскурсии? Ведь туристов по городу возят уже местные .— Здесь тоже есть нюансы. Во-первых, у круизного туризма очень «возвратный» клиент: он по пять раз катается по одним и тем же маршрутам и на одних и тех же кораблях. Поэтому экскурсию покупает только 30% пассажиров, и стоит она три копейки. В музеях многие круизные туристы тоже уже побывали и больше не хотят. Ночуют и едят на корабле, хорошо, если прогуляются по Рождественской и купят сувенир или мороженое. Представляете, 30 тысяч туристов проходят через Нижний Новгород, не оставив заметного следа в виде денег!— А что вы скажете по поводу туристического кластера «Арзамас-Дивеево-Саров»?— Если это федеральный проект и федеральные средства, то пусть будет. Подозреваю, что не без влияния РПЦ этот кластер образовался. Но Саров — замечательный город, но закрытый. И туристов туда в обозримом будущем никто пускать не собирается. А в Дивеево — очень востребованное направление и периодами даже перегруженное — к сожалению, едут в основном паломники, и этот поток минует Нижний Новгород и Арзамас. Большая часть таких туристов приезжает из Москвы и других городов на собственных автобусах одним днем, они спят в дороге, едят в монастырской трапезной или везут с собой бутерброды, сувениры не покупают, а все деньги тратят в монастыре. Дивеевскому району от них достается только мусор и инфекции. «Светские» туристы в Дивеево тоже едут в рамках культурно-познавательных туров, но их намного меньше, чем религиозных. Новые 4-5-звездочные гостиницы там вряд ли нужны, «Дивеевская слобода» вполне справляется.А вот Арзамасу финансирование просто необходимо. Этот чудесный город сейчас в плачевном состоянии. Реставрация ОКН и фасадов домов центральной части города может дать хороший рост туристического потока из нижегородцев и гостей из других регионов. Арзамас можно сделать отдельным центром туристского притяжения и ни в какие кластеры не включать.Как видите, Нижнему Новгороду, по большому счету, все равно, будет ли в регионе развиваться круизный и религиозный туризм — на доходах города это практически не скажется. При ограниченном бюджете имело бы смысл развивать в первую очередь те виды туризма, при которых работу и доход получают местные отели, рестораны, учреждения культуры, турфирмы, автотранспорт и так далее. В первую очередь, культурно-познавательный и MICE-туризм (от англ. Meetings, Incentives, Conferences, Events — область индустрии делового туризма, связанная с организацией и проведением корпоративных мероприятий — ред.).Самое удивительное, что в туристических департаментах это понимают, но на практической деятельности это понимание слабо отражается. Видимо, не удается убедить вышестоящее руководство.Читайте также: Заманивающая в горы. Как Мария Свиридова стала директором «Розы Ветров»Бесполезно пытаться развивать туризм во всех районах области сразу, по принципу «всем сестрам по серьгам». Разумнее сконцентрировать усилия на тех, что уже популярны у туристов. Не надо разрабатывать новые маршруты, все уже давно разработано. Надо помочь с продвижением тех, что уже существуют.Наконец, неправильно развивать туризм, делая ставку только на туристов из других регионов и стран. Положительный эффект должны получать в первую очередь местные жители! Если они сами начнут путешествовать по области, ходить в музеи и на выставки, участвовать в мероприятиях, туда пойдут и гости. Это надо учитывать при создании музейных площадок, объектов и рекреационных пространств. И рубля не стоит вкладывать в то, что будет востребовано только гостями и не будет востребовано местными жителями. Все, что нужно сделать, меняя туристскую инфраструктуру — чтобы она была удобной и интересной для нас самих.— Есть мнение, что нижегородцам и гостям города будет нужен океанариум на Бору или ледовый дворец на Стрелке.— Ледовый дворец, может, и нужен, но не на Стрелке. Стрелка — это уникальное место, прежде чем его застраивать, надо семь раз подумать. Мы работаем с туристами и понимаем, что Стрелка — место слияния двух рек — могла бы быть самой знаковой точкой в нашем городе, его визитной карточкой. Важно правильно, стильно и современно обустроить и саму Стрелку, и прилегающую территорию.Что касается океанариума, я надеюсь, что в бюджете не найдется таких сумасшедших денег: туристы в массовом порядке на это вряд ли поедут, а нижегородцы сходят по разу, и все. Океанариум надо смотреть около океана.В Барселоне — интересно: вот она, фауна, которая рядом плещется в море. У нас океанариум — это затраты на строительство, на покупку и транспортировку экзотических рыб и животных, на эксплуатацию — отопление, чистка, поддержание качества воды… Животные будут умирать, и их надо будет заменять… Мировой тренд — оставить природу в покое или знакомиться с ней в естественных условиях. Так что интерес к океанариуму может пропасть намного раньше, чем его на Бору построят.— «Отвергаешь — предлагай»: какие у вас есть идеи?— Туроператорам для привлечения туристов в Нижний нужны признаки, характеристики, смыслы, выделяющие город на фоне остальных «конкурентов». Это больше, чем просто бренд, например «Столица закатов». Нужно, чтобы и реки со Стрелкой, и закаты, и Ярмарка с купечеством, и промыслы, и промышленность — все логично связывалось и читалось в этих смыслах. И если на эту тему думать, то очевидно, что главная у нас — Волга, и мы напрасно отказались от титула Волжской столицы.Давайте построим не океанариум, а большой «аквариум» с теми, кто обитает в Волге и по берегам. И расскажем, как истребляют и воспроизводят рыбу, в чем вред и польза плотин, где зимуют раки и почему один берег высокий, а другой — нет. Интересная же тема!Аквариум как отдельная экспозиция «Флора и фауна» в рамках музея Волги — это было бы интересно. Нужно собрать у нас все, что касается нашей великой реки, и вернуть Нижнему Новгороду имя «Волжская столица России».— А мы сможем в этом конкурировать, например с Самарой? Там очень многое построено на этой идее, там даже люди именуют себя «волжанами».— Однозначно сможем. Ведь у них, по большому счету, нет почти ничего, что бы поддерживало этот бренд, кроме собственно красивой Волги и штаб-квартиры судоходных компаний. А у нас — несколько судостроительных заводов и конструкторских бюро, речное училище и специализированный вуз, затоны, где со всей Волги зимуют и ремонтируются суда. У нас живут все те, кто работает на этих судах. У нас — история волжского судостроения, прекрасные музеи предприятий: ЦКБ по СПК, завода «Красное Сормово», экспозиция, посвященная Ростиславу Алексееву в Чкаловске. В ЦКБ «Лазурит» отличный музей, посвященный подводным лодкам. Наконец, есть роскошный музей речного флота в Водной академии. Целый этаж ценнейших экспонатов об истории судоходства на Волге, макеты почти всех известных судов.Все богатство вышеназванных музеев сегодня практически недоступно туристам из-за режимности предприятий, да и мало кто о них знает. Новый единый музей Волги на условиях аренды экспонатов из тех музеев, что я перечислила, да еще с элементами современных мультимедийных дополнений, мог бы сделать революцию в нижегородском туризме.Нашлось бы место и купечеству, и ярмарке, и промыслам — ведь все это развивалось благодаря «голубым» дорогам. Волга в мире одна. Поэтому, если такой музей создать у нас — другого, скорее всего, не будет. Это же не океанариум. Ничто не мешает рассказать и про исток Волги в Твери, и про астраханские лотосы. А собрано все это будет в Нижнем, потому что мы в географической середине реки.— Я даже знаю, где этот музей можно расположить. Вместо ледовой арены на Стрелке.— Да, но можно и возле канатки, вместо океанариума. Можно в здании Речного вокзала или в бывшем банке Рукавишникова, где раньше располагалось пароходство. Можно где-нибудь в конце Черниговской, главное — возле реки.У нас развитие музеев замерло на уровне 70-х. Между тем, музеи и общественные рекреационные пространства — это то, что завтра будет определять туризм будущего. Жаль, что новые интересные музеи в Стратегию-2035 не вошли. Если в Нижнем Новгороде сделать хотя бы качественные музейные пространства, то все остальное уже делать не надо. Дальше мы [туроператоры] с развитием туризма справимся сами.Читайте также: Мария Свиридова: Идеальная команда – это симфонический оркестр_______________________________СПРАВКА: Свиридова Мария Юрьевна, генеральный директор туристической «Роза ветров НН» (Нижний Новгород)Родилась в 1961 г. в Горьком.В 1983 г. окончила Горьковский политехнический институт им. А.А. Жданова (с отличием, специальность — инженер-электрик); в  1996 г. — Волго-Вятскую академию госслужбы (с отличием, специальность — государственное и муниципальное управление, специализация — управление финансами); в 2015 г. — курсы экскурсоводов.В 1983-1986 гг. работала в Институте прикладной физики АН в качестве инженера, в  1986-1993 гг. — преподавателем в Горьковском политехническом институте на кафедре «Оборудование и технология сварочного производства»,  в 1993-1997 гг. — начальником отдела туризма в департаменте спорта и туризма  администрации Нижегородской области. Компанию «Роза ветров НН» возглавляет с 1997 г.Замужем, есть взрослый сын и внучка. Увлечения — горные лыжи, путешествия, сад и огород.Источник

Источник

Материалы по теме