Пилот Николай Лачин: В профессии летчика не последнюю роль играет атмосфера в семье

TravelWeekly, 23.08.2019

В России 18 августа отметили День Воздушного флотаВ торжественных мероприятиях традиционно участвовали все сотрудники авиации: пилоты, бортпроводники, вспомогательный персонал аэропортов, ремонтные подразделения. Мы пообщались с военным летчиком первого класса, участником боевых действий в Чеченской Республике и Афганистане, а ныне — командиром воздушного судна ВК117С-2 ГКУ «МАЦ» Николаем Лачиным и узнали о тонкостях опасной профессии летчика.— Николай Витальевич, что заставило вас выбрать профессию летчика, у вас кто-то в семье был связан с авиацией?— Нет-нет, я из обычной рабочей семьи. И никто никогда не был связан с этой сферой. А вот мысль такая впервые возникла при просмотре фильмов о военных. Меня очень впечатлило то, как они ловко маневрировали в небе, не страшась никого и ничего. Да еще и появились единомышленники среди одноклассников, которые тоже захотели после школы пойти в летчики. Так мы и приняли решение связать свою жизнь с полетами.— Куда пошли учиться?— После завершения средней школы в 1979 году во Владимире, поступил в Сызранскоe высшее военное авиационное училище летчиков. Там мы летали на штурмовике «Ми 24» и вертолете многоцелевого назначения «Ми 2». Четыре года отучился и в 1983 году выпустился. А потом отправился в Монголию, где прослужил шесть лет. Затем судьба забросила меня в Афганистан… Был на выводе наших войск. За что был награжден орденом «Красной Звезды» в 1989 году. Свою службу продолжил в Бурятии и спустя два года перешел к себе на родину — во Владимир.— В каких опасных зонах вам приходилось работать?— Принимал участие в боевых действиях в Чеченской Республике. В первый раз в 1995 году, а второй — в 2002-м. Из Владимира мы тогда уходили на подкрепление в Кореновск и Буденновск — места дислокации наших войск. В первую Чечню мы налетали около 60 часов, а во время второй — 180–200. Боевых вылетов было около 200. Сегодня Николай продолжает свою профессиональную деятельность в гражданской авиацииФото: пресс-служба ГКУ «Московский авиационный центр»— Когда отправляли в горячие точки, наверное, было страшно? Как относились к таким опасным командировкам родные?— Честно говоря, как такового страха и не было, особенно в первую Чечню. Не знаю, возможно, потому, что был молод еще. Кровь, как говорится, кипела. А с возрастом стал осторожничать. Ведь война — есть война и на ней может произойти все что угодно. Родные же, как и все нормальные люди, когда я «уходил» в места боевых действий, переживали очень. А так, вроде как, гордятся мной. Мол, смотрите, наш герой (смеется). Супруга — педагог начальных классов, а дочь — бортпроводник, работает в одной из российских авиакомпаний.— Ваша семья все-таки неравнодушна к небу— Да, как-то так получается, что все у нас связано с этой стихией.— Сейчас продолжаете летать?— В 2007 году, когда исполнилось 45 лет, решил уйти из авиации по возрасту. Но долго без дела не сидел. В том же году приступил к работе в качестве пилота в Московском авиационном центре (МАЦ). И продолжаю свою профессиональную деятельность в гражданской авиации. Освоил вертолеты Ка-32А, ВК117С-2. Сейчас в основном летаю на ВК117С-2 по задачам эвакуации пострадавших.— На ваш взгляд, современная авиационная техника лучше той, которая была в годы учебы?— Вы знаете, к примеру, такой вертолет, как Ми-8 — многоцелевой летательный аппарат — в производстве с 60-х годов прошло века. Но он до сих пор является самой массовой двухдвигательной машиной в мире. Построено более 12 тысяч экземпляров. Кроме того, он входит в список самых массовых вертолетов в истории авиации. Ми-8 широко используется более чем в 50 странах мира для выполнения множества гражданских и военных задач. Ми-24 — чисто боевой вертолет, хорошие у него летные качества, есть небольшие недостатки, но оборудование совершенствуется, улучшается. Неплохие у нас планеры. А вот очень хороший аппарат Ка-32. В Московском авиационном центре я тушил на нем пожары. У вертолета мощная энерговооруженность, машина специально создана для работы с внешней подвеской. Что касается прогресса, некоторые машины вскоре будут управляться с помощью компьютеров. Сейчас даже разрабатываются различные инженерные техники, которые смогут эксплуатировать Ми-28 и Ка-52. Как видите, прогресс не стоит на месте. По словам эксперта, для него нет на свете профессии лучшеФото: пресс-служба ГКУ «Московский авиационный центр»— Вы сегодня часто принимаете участие в тушении пожаров в различных точках Москвы. Был случай чудесного спасения, который врезался в память?— Когда я только пришел в ГКУ МАЦ и начал работать на Ка-32А, то участвовал почти во всех ЧС. Тушил лесные пожары 2010 года. С 2012, переучившись на санитарный вертолет, я занимаюсь медицинскими задачами по спасению людей. Помню, с каким трудом удавалось эвакуировать людей, которые пострадали во время инцидента возле метро «Славянский бульвар» в декабре 2017 года. Тогда автобус въехал в подземный переход. Метеоусловия были очень плохие. Из-за мощного снежного заряда видимость ухудшилась, и спасение каждой жизни являлось настоящим чудом. Не забуду также случай в 2014 году, когда в области произошла очень крупная железнодорожная авария. Пригородная электричка врезалась в пассажирский поезд на перегоне Бекасово — Нара. Во время удара один вагон сложился в гармошку, еще три сошли с рельсов. Нужно было оперативно доставлять пострадавших в больницу. Вот как раз я и другие сотрудники Московского авиационного центра участвовали в ликвидации этого крупного ЧС. Всегда есть страх, что можешь не успеть доставить. Особенно досадно, когда доставляешь человека в больницу, но после долгих стараний врачей он умирает. Вот это очень тяжело пережить. Досадно.— Какими навыками нужно обладать тем, кто хочет выбрать эту специальность?— Прежде всего, должно быть крепкое здоровье. Не последнюю роль играет и атмосфера в семье. Золотое правило — во время работы ты обязан думать только о полетах. Ты не в праве эмоционировать из-за каких-то личных проблем. Летчику нужна быстрая реакция, хладнокровие, поскольку он всегда принимает оперативные решения, ссылаясь на свое профессиональное чутье. Излишне вспыльчивые и впечатлительные люди не смогут ответственно выполнять миссию, которая возлагается на пилота.— Как отмечаете свой профессиональный праздник?— Если это будний день — на боевом посту, а если выходной, то мы собираемся семьей, ко мне приезжает мой внук Платон, встречаемся при возможности с боевыми товарищами. Общаемся, вспоминаем молодость и годы учебы. А вообще, кажется, что нет на свете профессии лучше. Ты взлетаешь вверх, кругом огромное воздушное пространство и весь мир перед тобой как на ладони. И тут понимаешь, что один раз побывав в небе, хочешь возвращаться туда снова и снова.Источник

Источник

Материалы по теме