Сайлюгем, край снежных барсов

TravelWeekly, 16.09.2019

Авиакомпания «Победа» в этом году открыла дешевые рейсы в Горно-Алтайск и словно распахнулась дверь, которая до этого сдерживала неподъемными ценами на билеты массового туриста от проникновения в волшебный край под названием Горный Алтай. Он стал более доступен. Но все же считанные единицы добираются пока до самого, пожалуй, впечатляющего места на Алтае, его граничащей с Монголией окраины. Именно здесь находятся загадочное Гейзерное озеро и Чаган-Узун алтайский «Марс» с неземными пейзажами. Чуть дальше, в котловине, окруженной со всех сторон горными грядами, раскинулась знаменитая Чуйская степь и приютился Кош-Агач, бывший перевалочный пункт Великого Шелкового пути. На въезде в него вас встречает первый сюрприз — главный визит-центр Национального парка «Сайлюгемский».Кош-Агачский пейзажВ этот заповедный край мы попали благодаря поддержке ветерана российской туристической отрасли, одного из создателей Ассоциации туристических организаций Республики Алтай Сергея Ивановича Зяблицкого и руководства национального парка «Сайлюгемский». Добраться туда было непросто — для этого нужно почти до самого конца, до границы с Монголией проехать знаменитый Чуйский тракт, а это полтысячи километров от ближайшего аэропорта. Правда, проехать их оказалось одним удовольствием, недаром журнал Nathional Geografic включил Чуйский тракт в десятку самых живописных автотрасс мира. Пейзажи тут меняются на каждом километре и ехать приходится, буквально открыв рот от неимоверной и наполняющей живой энергией красоты! Подъезжая к многоцветным горам-барханам алтайского «Марса» и Чуйской степи, окончательно теряешь дар речи при виде низко нависающих над пространством облаков фантастических форм и многотысячных отар овец, коз и лошадей, пасущихся до самого горизонта. Что такое по-настоящему «несметные стада», понимаешь только здесь. И видишь перед собой то ли степь, то ли пустыню, то ли тундру — почти везде ни деревца. Вспоминаешь прочитанные раньше рассказы старожилов о том, что когда-то окрестности тут были богато покрыты лесами, позже безжалостно вырубленными человечеством. Говорят, лес тут когда-то был настолько густым, что самому селу дали название «Кош-Агач» неспроста   с алтайского языка оно переводится как «лесной занавес». Смотришь на голую степь и не веришь в то, что человек может так кардинально изменить природу. Впрочем, эти мысли быстро забываешь, потому что она, природа, обрела тут к сегодняшнему дню другую, не менее уникальную красоту, воплощающую собой суровую бескрайность и мощь. И дело не в том, что условия проживания здесь приравняли теперь к условиям Крайнего Севера. Вместо деревьев в этих краях выросла с трудом пробивающаяся сквозь полузамороженную почву низенькая травка, килограмм которой, как рассказывают местные, равен по питательности килограмму овса. Именно поэтому пасущийся на тебеневке скот так упитан, а кош-агачская баранина считается лучшей на Алтае. Создание же здесь национального парка «Сайлюгемский» заставляет думать о человечестве лучше: мы, похоже, все-таки опомнились и взяли на себя миссию сохранения природы таковой, как она досталась нашим поколениям! В 2010 году в Кош-Агачском районе Республики Алтай учредили особо охраняемую природную территорию. Задачей ей поставили спасти не только истребленные леса, но и редких во всех смыслах этого слова животных, которых тут одно время начали истреблять так безжалостно, что стали погибать целые виды.  В 2012 году распоряжением правительства Российской Федерации было создано федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Сайлюгемский» в целях «сохранения и воспроизводства редких и находящихся под угрозой исчезновения объектов животного и растительного мира, занесённых в Красную книгу РФ». Практически свою деятельность парк начал в августе 2013 года, с передачей его в ведение Минприроды России. Под национальный парк отдали площадь в 118 380 гектаров, состоящую из трех отдельных участков-кластеров. Первые два «Сайлюгем» и «Уландрык» расположились на склонах хребта Сайлюгем, разделяющего Россию и Монголию. Третий, «Аргут», занял самые  труднопроходимые участки дикой природы в отрогах Катунского и Северо-Чуйского хребтов у границы России и Казахстана. Со стороны Монголии, до которой от  Кош-Агача остается всего километров,  к «Сайлюгемскому» парку примкнул монгольский национальный парк «Силкхемин Нууру». Кроме того, часть территории его граничит еще и с Китаем, так что парк, по сути, разместился на стыке 4 государств, в самом центре уникального трансграничного региона, Алтае-Саянской горной страны. Значительная его часть является, таким образом, пограничной и в части территории захватывает пятикилометровую полосу вдоль государственной границы, поэтому для посещения этой самой близкой к границе части парка нужно непременно иметь при себе паспорт и требуется заранее получить специальное разрешение от пограничной службы Республики Алтай. Мы получали его в Горно-Алтайске, подав заранее заявку по электронной почте. Иностранцам надо подавать такую как минимум за месяц, россиянам — за 15 дней. Это сложность, впрочем, только подстегивает желание ближе познакомиться с этим удивительным краем. Созвездие КозерогаСамым ближним к Кош-Агачу является высокогорный кластер «Сайлюгем». Туда мы и отправились после ночевки в совершенно роскошном главном визит-центре парка в самом селе. Он оказался просто пятизвездным раем для заезжих путешественников, со всеми удобствами европейского уровня, которых не ожидаешь увидеть в столь затерянном от городской цивилизации краю. Визит-центр с оригинальным дизайном любовно отделан в национальном алтайском стиле и оборудован прекрасным конференц-залом. Нам рассказали, что подобных визит-центров у парка три, и понадобились они не случайно: и как место для ночевки туристов, и как площадка для работы ученых, научных сотрудников, приезжающих сюда из разных концов России и стран. Главная их забота разработка эффективных способов мониторинга, учета численности, исследование особенностей редких видов животных и растений в парке. Дело в том, что парк имеет особую специализацию. Он создан для защиты и сохранения, во-первых, крупнейшей на Алтае популяции снежного барса, во-вторых, горного барана — аргали, в-третьих, сибирского горного козла — козерога, манула и, наконец, редкого вида сокола-балобана. Все эти обитатели парка занесены в Красную книгу, но еще недавно оказались под угрозой истребления, прежде всего, из-за беспощадного браконьерского отлова и отстрела, как местными охотниками, так и, бывало, высокопоставленными чиновниками, залетавшими порой пострелять по беззащитной добыче с вертолетов. Снежный барс, называемый еще ирбисом или, по-латински, panthera uncia – единственная из больших кошек, приспособившийся к жизни в суровом высокогорье, и водится в России только в Алтае-Саянской горной стране. Северная граница всего мирового ареала его обитания проходит именно в России, а это значит, что ирбис обитает тут в экстремальных условиях как и любой другой вид животных на краю ареала. Он занесен не только в Красную книгу РФ, но и в приложение к Конвенции о международной торговле видами фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (CITES). Численность снежного барса в России насчитывает не больше сотни, а в парке «Сайлюгемский» их обитает чуть более 20, поэтому каждый — предмет большой заботы сотрудников парка. Как рассказал начальник отдела по туризму национального парка Андрей Неудахин, с человеком снежные барсы практически не встречаются, поэтому практически единственным способом наблюдения за барсами являются фотоловушки — современные электронные гаджеты, которыми парк снабжает Фонд дикой природы (WWF). Только по «пойманным» ими кадрам и можно определить, сколько и где именно они обитают, что с ними происходит. Так, именно фотоловушки позволили несколько лет назад отследить трагическую судьбу самки снежного барса Виты, погибшей в «удавках» браконьерских петлях вместе с двумя котятами. История их гибели так потрясла многих, что в Кош-Агаче в прошлом году этой семье барсов даже установили памятник. Горным баранам аргали повезло больше на планете их насчитывается около 4-5 тысяч особей, но они не менее уязвимы, чем снежные барсы. В защите нуждаются и козероги, и встречающаяся тут сибирская кабарга, дикие кошки манул, косули, росомахи, горностай, ласки и уникальный вид медведей с желтоватой шерстью и белыми когтями, способных выживать в лишенном растительности высокогорье. Из Монголии сюда изредка забредают дзерены — антилопы, полностью исчезнувшие с территории России. 20 из 146 встречающихся тут видов птиц тоже занесены в Красную книгу: мохноногий курганник, орлан-белохвост, степной орел, беркут, бородач, черный гриф, белоголовый сип, балобан, сапсан, степная пустельга, алтайский улар, жемчужный вьюрок и другие. Создание парка сыграло большую роль по крайней мере, «флаговых» для этих мест животных и птиц перестали безнаказанно истреблять. И не только благодаря тому, что сбыть шкуру снежного барса по сравнению, например, с повальным их убийством в 1990-е годы, стало трудно таможенная служба и полиция стараются нынче контролировать ситуацию. Важно то, что от браконьерства на Алтае начали отучать сызмальства — так, в Республике Алтай действует целая программа для школьников, включающая в себя международный экологический фестиваль «Земля снежного барса». На нем детей с раннего возраста учат любить не просто абстрактно природу, а именно снежного барса. Ирбис стал для них символом родного края, и при таком воспитании, когда снежному барсу посвящаются конкурсы рисунков, поделок и стихов, верится с трудом, что из детей могут вырасти браконьеры. В последний раз их поймали в этих краях, кстати, года полтора назад — попались местные жители, в багажнике машины которых обнаружили убитого архара и его ягнят. На ирбиса охотиться сегодня уже практически не решаются, тем более, что у местных охотников появилась другая возможность подзаработать. Как рассказала сотрудник парка Мая Ерленбаева, WWF придумал уникальную схему привлечения к охране природы самих браконьеров. Ведь кто, как не они, лучше всех знает, где именно проходят тайные тропы архаров или ирбисов, где находятся их привычные места обитания! Логично заключив так, 5-6 лет назад WWF начал платить таким людям неплохие деньги за помощь в установке фотоловушек именно в тех местах, где вероятность появления редких четвероногих обитателей парка максимальна. За каждые реально полученные фотокадры стали платить премиальные, и браконьеров, таким образом, превратили, по сути, в волонтеров и друзей парка. У них появился стимул удерживать от незаконной охоты и своих односельчан — ведь если мне платят деньги за фотографии животных, становится выгоднее их беречь!Правда, успокаиваться пока рано, считает Мая Ерленбаева. В Китае, где ирбисов водится намного больше, за убийство их реально сажают в тюрьму, а в России пока можно «схлопотать» только штрафные санкции и условное наказание. И соседняя Монголия раньше России начала заниматься охраной снежных барсов — наши специалисты только начинают включаться в международные программы, в рамках которых сотрудники национальных парков совместно решают эко-проблемы. В российских зоосадах пока томятся немало ирбисов, не поддающихся, кстати, одомашниванию. «Мы вообще против всяких зоопарков», тихо, но твердо говорит Мая.  Пик журналистовА мы, меж тем, в сопровождении команды специалистов парка, пройдя пограничный пункт, добрались до «Чаган-Бургазы», второго визит-центра «Сайлюгемского». Он удивил не меньше первого — прекрасный зал для выставок и конференций, винтовая лестница с обзором наверху на 360 градусов, новенькие комфортные жилые корпуса из натурального дерева, построенные в форме аилов, традиционных алтайских шестигранных жилищ, с обогревающим очагом в центре. Про Алтай не зря говорят, что он богат философией здешних людей, передающейся из поколения в поколение уже тысячи лет — большинство из них до сих пор поклоняются природе и общаются с духами рек, лесов и гор. 43 племени, составляющих народ Алтая, одинаково убеждены, что у каждой горы есть свой дух, а у каждого племени своя родовая гора.О национальных традициях, верованиях и обычаях как алтайских, так и всегда тесно соседствовавших в местной истории монгольских племен тут говорит многое. Так, название реки Чаган-Бургазы, долина которой является одним из входов в парк, по-монгольски означает «белая ива». Самих ив мы, увы, уже не увидели, но буквально замерли от восторга от открывшейся панорамы никогда не думала, что не покрытые ничем, кроме беспорядочных камней, голые склоны гор могут быть такими живописными! Стоило нам отъехать на УАЗе-«буханке» пару километров вглубь парка, и пейзажи открылись просто космические — склоны гор, покрытые сорвавшимся миллионы лет назад с вершин камнепадом, лишайниками невероятных цветов, оранжевым, ярко-зеленым, чёрным, красным, малиновым Запах горной полыни, желтеющие травы, создающие загадочные узоры, склоны, испещренные многоходовыми норами сусликов, пищух и сурков, с которыми тут можно бесконечно играть в прятки, суровый ветер в ущелье, со свистом выметающий из головы мысли о городских проблемахНа сайте парка sailugem.com поездку в него назвали «Путешествием сквозь пространство и время», в место, где «время решило остановиться», и это действительно так! Перешагнув порог заповедника, попадаешь в мир, где вся жизнь протекает по законам природы. Хребет Сайлюгем тянется 130 километров и поднимается порой на высоту до 3 499 метров над уровнем моря. Такова гора Саржематы, на увенчанную ледниками вершину которой нам удалось полюбоваться с другого пика, напротив. Его работники парка назвали для себя «Пиком журналистов» после пресс-тура наших коллег из сибирских СМИ. Взобраться на эту гору по каменистой крутой тропе оказалось делом нелегким: склон крутой, а высота немалая, 2600 метров. Но на вершине пика наши усилия были вознаграждены! На флешке фотоловушки, установленной на горе, вместе с сотрудником парка Эркином Тадыровым мы обнаружили сразу несколько ночных снимков снежного барса, прошедшего здесь накануне! А на склоне соседнего холма разглядели еле различимые вдали фигурки пасущихся горных козлов и яков, увидеть которые помог бинокль местного егеря, увеличивающий обзор до 80 крат. Впрочем, то, что тут есть что показать и без оптического увеличения, в парке давно уже поняли, в связи с чем поставили задачей «развитие контролируемого грамотного экологического туризма». Каждое лето сюда приглашают со всей страны волонтеров, обеспечивая их палатками и питанием, и занимаются с ними обустройством туристических маршрутов и экологических троп. Любые экскурсии тут проводят, конечно, при участии государственного инспектора — как гарантия того, что окружающей природе не будет причинён ущерб. Дикому туризму тут не место, а полюбоваться есть чем, прежде всего необычным разнообразием ландшафтов: от степей и полупустынь до тайги и высокогорной тундры. Высота мест, для которых уже разработаны экскурсионные маршруты, варьируется от 2500 до 3000 метров, а используемый для них транспорт — это лучше всяких джипов проходимая по бездорожью «буханка», лошади, квадроциклы. Это непременно еще и прогулка с рюкзаком на «своих двоих», без лишнего шума, ведь есть участки пути, где есть риск вспугнуть животных и где на транспорте просто не проехать. Уникальные ландшафты и отрыв от цивилизации, более 80 горных рек и озер, восхождения, созерцание умиротворенной природы или испытание себя тут считают лучшим отдыхом от городов. Чего стоят одни только алтайские звезды, которые светят необычно близко и ярко, так, что, кажется, можно достать их рукой и «выключить»! Предлагаемые «Сайлюгемским» эколого-туристические маршруты непросты, но впечатлят любого. Например, 8-дневный маршрут «Тропой алтайских козерогов» преодолевают верхом, а проходит он по узким тропам Северо-Чуйского хребта в высокогорьях «Аргута», на высоте 3000 метров по отвесным скалам и непроходимой тайге. 4-дневный маршрут «Созвездие трех архаров» — это фотоохота на горных баранов. «Путешествие в зону покоя Укок» рассчитано на опытных туристов, способных преодолеть верхом целых 160 километров пути и ночевать в палатке. Оно ведет туристов к объекту Всемирного наследия ЮНЕСКО «зоне покоя Укок», сохранившей  древнейшие памятники скифской культуры наскальные рисунки, каменные изваяния, курганы. В одном из них в 1993 году нашли знаменитую мумию «алтайской принцессы», ставшую символом Горного Алтая. На территории парка и по соседству с «Сайлюгемским» есть и многие другие памятники природы и истории: джумалинские радоновые ключи и Бугузунский минеральный источник. Усту-Гиматская пещера-буддистский храм на высоте 2600 метров, археологический комплекс Юстыд с сотней древних курганов и древней железоплавильной печью под названием «Печь Чингизхана». Многие стремятся сюда, чтоб ощутить особые энергетические поля, излучаемые алтайским Стоунхеджем Тархатинским мегалитическим комплексом. Неподалеку ледник Актру, огромное скопление петроглифов с изображением верблюдов, оленей, воинов и древние колесницы у реки Елангаш, древние курганы и гончарные печи у села Ташанта. Любая из поездок в эти места позволяет ощутить энергию природы Горного Алтая. А рады здесь рады всем, кто готов соблюдать неписанный эко-кодекс не рвать траву и цветы, не шуметь и не сорить, почтительно относиться к наследию веков. Исключение составляют разве что туристы из соседнего Китая: оказывается, в XVII веке во времена Джунгарского ханства китайцы вырезали очень много местных жителей, и с тех пор у алтайцев остался генетический страх перед ними. Но история парка «Сайлюгемский» учит многому — любви не только к животным, но и к человеку. Край снежных барсов ждет новых и «правильных» друзей. Источник

Источник

Материалы по теме