Сергей Бачин: «Для развития экотуризма необходимо навести порядок в законодательстве»

TravelWeekly, 23.10.2019

Сегодня доля экологического туризма в общем числе объеме туристических поездок достигает 25%, а национальные парки страны в 2017-м году посетило более 8 млн человек. Но доступ на особо охраняемые природные территории России чаще всего оказываются под запретом. Хотя во всем мире давно существует успешная практика: доходы от посещения заповедников и национальных парков направляются на их содержание и развитие. О том, какие проблемы стоят на пути развития экотуризма в России, и как сделать его безопасным для природы, нашему корреспонденту рассказал председатель Совета директоров курорта Роза Хутор Сергей Бачин. В середине октября на курорте Роза Хутор в Сочи прошла вторая международная конференция Природный туризм: глобальный вызов и открытие России. Курорт Роза Хутор принимает встречу, посвященную развитию экологического туризма, уже второй год подряд. Почему вы решили стать площадкой для такого мероприятия? Экотуризм – одно из основных актуальных направлений развития туризма в России. Такое движение было широко развито еще в СССР – было много достигнуто, были миллионы туристов, которые ходили и восхищались природными красотами. Потом был провал лет на 20-30. И вдруг мы к этому вернулись. Почему: Вдруг? Просто общество дозрело, после непростого периода, когда в первую очередь решались насущные проблемы: как выжить, что есть, — мы двинулись дальше. Мы осознали, что там, где мы живем, есть замечательная природа. И ее нужно не просто сохранять, видеть, знакомиться. Поэтому запрос на экологический природный туризм сегодня колоссальный. И мы, Роза Хутор, как место, куда приезжает много гостей, где аккумулируются чаяния туристов, одними из первых поняли, насколько это важно и востребовано. Перед нами стоит задача развивать туризм не только зимой, но и круглый год. Учитывая, что мы находимся в таком красивом месте как Кавказ, можно это делать не только на нашей территории, но и вокруг нее. Поэтому мы и стали предлагать нашим гостям пешие маршруты в горах. Пока это походы одного дня, но по мере развития необходимой инфраструктуры они будут многодневными.Многие вопросы по развитию экологического туризма, которые поднимаются сегодня на конференции, мы задаем уже несколько лет. Мы осознали все проблемы этой темы, как организационные и инфраструктурные, так и законодательные. Поэтому в какой-то момент решили инициировать дискуссию в обществе и стали площадкой для экологической конференции. Директор регионального офиса по Восточной Европе и Центральной Азии Международного союза охраны природы Борис Эрг предложил представить инициативы курорта «Роза Хутор» по развитию экологического туризма на Всемирном конгрессе, который пройдет в 2020 году. В чем они заключаются? Естественно, что говорить о том, что мы будем представлять на Всемирном конгрессе всю Россию – неправильно. Мы даже на это не претендуем. Я думаю, что, прежде всего, необходимо выработать четкие шаги внутри страны. Инициативы должны исходить не от Розы Хутор, а от туристического, экологического, природоохранного сообщества. За что мы выступаем? Особо охраняемые природные территории, которые предполагаются для туризма, необходимо четко классифицировать. Разделить на заповедные – закрытые, и доступные для туристов в разных режимах. Это разделение должно быть законодательно закреплено. Сейчас ООПТ – особо охраняемая природная территория – в России практически сразу приравнивается к термину «заповедник». Опросите сотню человек, большинство из них ответит, что ООПТ – это заповедник. Хотя в нашем законе определены разные категории особо-охраняемых территорий, несколько федерального значения, и достаточно много региональных. Каждая из них может развиваться, быть доступной. Но сейчас это не так. Сегодня ООПТ в России сразу означает недоступность. Даже если формально в законе написано, что это не заповедная территория, то полностью отсутствуют подзаконные акты, правила, которые определяют, что и как на этой земле можно делать. Поэтому наша идея состоит в том, что природоохранные территории должны быть четко классифицированы. Кроме тех редчайших случаев, когда они должны быть действительно закрыты, во всех остальных необходимо сделать их доступными хотя бы для созерцания. Какие вы видите перспективы развития природного туризма в стране? У России есть две особенности. Одна – это замечательное свойство: наша страна очень большая. Разнообразие ландшафтов, животного мира, природных красот. Вторая особенность – это преимущество и проблема одновременно – наша страна очень большая. Настолько огромная, что объять все эти территории или даже осмыслить в плане того, что у нас есть – сложно. Наверное, я выскажу почти провокационную мысль. Сегодня в России действует программа создания новых ООПТ. Мне кажется, что сейчас важнее не новые создавать, а разобраться с тем, что есть. И прежде всего, с законодательством. Может быть, имеет смысл ввести мораторий на год, не создавать никаких природоохранных территорий, а навести порядок в законах, определить, как использовать те ООПТ, которые уже существуют. И когда с этими территориями будет наведен порядок, определены режимы их функционирования, возможности доступа, уже тогда приступать к созданию новых. А то получается, что мы создаем новые территории, выводим эти земли из оборота, но не описываем правила поведения и их использования. Пока наша страна по-прежнему находится в запретительном тренде относительно охраняемых природных территорий, но надеемся, что он вскоре изменится. Год назад вы объявили о планах развития туристических маршрутов в горах Кавказа, что из задуманного удалось реализовать и что планируется сделать? Программа по развитию экологического туризма предполагает создание сотен километров троп и нескольких лагерей в горах Причерноморья. В следующем летнем сезоне планируем открыть первый туристический лагерь Нахазо. Он будет расположен километрах в десяти от курорта Роза Хутор. Хочу сразу отметить, что ни о каком строительстве на заповедных территориях речи не идет. Лагерь должен соответствовать месту и тому режиму, который для этого предназначен. Нахазо будет рассчитан человек на 60-80. В нем будут деревянные домики, душ, туалет, связь для экстренных случаев. Появление такого лагеря позволит осуществлять походы не одного дня, которые сегодня есть на Роза Хутор, а с ночевкой, организовать красивейшие двухдневные маршруты по Сочинскому национальному парку. Сколько времени потребуется для реализации программы по развитию экологического туризма в горах Кавказа и какой турпоток она охватит? На развитие сети маршрутов и создание 8-10 лагерей потребуется лет десять. Говорить о турпотоке пока некорректно. Пока все наши предложения по экологическому туризму очень востребованы. Вопрос сейчас не в том, сколько людей хочет ходить в походы, а сколько в наших силах принять. Если говорить о настоящем экологическом туризме, а не просто дали рюкзак и, иди, ночуй в лесу, сам отбивайся от медведя, то необходима инфраструктура. Здесь возникает вопрос, как быстро мы ее сможем создать, а природоохранное министерство выдать нам разрешение. И опять многое упирается в законодательство. Например, чтобы обустроить маршрут, нужен сервитут. По законодательству он выдается только на линейный объект. Получается тропу построить можно, а элементарный навес для укрытия – уже нет. Недавно вы анонсировали планы развития туристических кластеров на Камчатке и Сахалине. Эти объекты, как и «Роза Хутор», будут развиваться по принципу природного туризма? Пока больше разработан проект по Камчатке Три вулкана. Суть его в следующем. Камчатка — это уникальное место на Земле, другого такого нет. Но самая большая проблема этого региона — внутренняя недоступность. Допустим, вы прилетели в Петропавловск-Камчатский, и, если вдруг случилась нелетная погода, вы ничего не увидите, просто не сможете вылететь из города. Наша задача – сделать так, чтобы можно было посмотреть «много» Камчатки с точки зрения впечатлений без самолетов-вертолетов. Мы хотим, чтобы познакомиться с уникальной природой можно было при помощи автомобильного, велосипедного, пешеходного туризма, без дорогих перелетов. Поэтому для реализации проекта определили место недалеко от аэропорта – порядка 80 километров. Мы создаем ядро, центр, магнит, где будут проживать туристы. Сделав его, получим возможность для развития всего остального – походов, рыбалки, других услуг.Естественно, все предложения будут экологичными. Наша миссия – создать центр, точку роста, перезагрузить систему, а дальше в диалоге с камчатским сообществом, экосообществом всей страны, развивать конкретные сервисы, которые не будут нарушать камчатскую природу, наследие. Нам иногда говорят: А вы Камчатку не затопчете? Подчеркну – со своим проектом мы не отойдем дальше 80-ти километров от аэропорта и, естественно, никакой угрозы для окружающей среды представлять он не будет. А проект по Сахалину? Проект по Сахалину пока не так формализован, как по Камчатке. Сегодня мы находимся в стадии его осмысления. Серьезно думаем о развитии Курильских островов, обсуждаем тему восстановления узкоколейной железной дороги. Это будет некий Сахалин-экспресс, как Глейсер-экспресс в Норвегии, или Скайвэй на Аляске. Это интересная историческая железная дорога протяженностью 84 километра с красивейшими видами. Она идет через туннели, перевалы и может стать хребтом развития туристической отрасли региона.Источник

Источник

Материалы по теме